Переправа с купюры

Сегодня это не просто мост над великой рекой, без которого миллионный город просто не сможет существовать, — это символ, визитная карточка Красноярска.

Коммунальный мост по своей известности сумел затмить даже своего легендарного «старшего брата» — железнодорожный мост, в конце XIX века связавший воедино запад и восток Российской империи. А ведь тот, старый мост в свое время соперничал на Парижской выставке с Эйфелевой башней и вместе с ней получил золотую медаль и признание.

А до этого жители Красноярска и окрестных деревень вынуждены были перебираться с одного берега на другой при помощи плашкоута. Точнее, все, кто путешествовал по Сибири, обречены были перебираться на нем через Енисей — страна была по сути разрезана могучей рекой пополам. Сам плашкоут представлял собой платформу на двух больших плоскодонных лодках с килем, привязанный к концу каната. Другой конец того же каната тянулся вверх по течению реки и заканчивался якорем, опущенным на дно в середине русла. Плашкоут перемещался силой течения реки, как маятник, по дуге, от одного берега к другому, управляемый рулем. В отличие от парома, плашкоут не мешал судоходству. Правда, великий писатель Антон Чехов не знал этих тонкостей. Но остроумие инженерной мысли классик оценил и так описал эту переправу в своих путевых заметках: «Енисей — могучий неистовый богатырь, который не знает, куда девать свои силы и молодость… И паром через него замечательный, хитро устроенный, плывущий против течения…»

В первые годы советской власти плашкоут был разрушен, и железнодорожный мост оставался единственной переправой через реку. В тридцатые годы, когда началось строительство заводов на правобережье Красноярска, всерьез заговорили о необходимости возведения постоянного автомобильно-пешеходного моста. Однако средств и сил на строительство столь грандиозного сооружения не было. Поэтому для переправы автомобилей был вновь установлен плашкоут, только уже не весельный, а моторный. А в годы Великой Отечественной войны, когда оборонные предприятия на правобережье начали расти как грибы, было организовано постоянное сообщение через реку с помощью понтонного моста. На ночь он разводился, чтобы пропустить идущие по реке суда. Естественно, это создавало большие неудобства как для судоходства, так и для горожан. Задержавшихся на работе или просто засидевшихся в гостях красноярцев с наступлением темноты с одного берега на другой перевозили предприимчивые лодочники.

В 1961 году их «бизнесу» пришел конец. Коммунальный мост через Енисей был возведен в рекордно короткие сроки. Начало строительства датируется 1956 годом, а уже в 1961 году была торжественно разрезана ленточка — самый длинный на тот момент мост в Азии стал служить людям. Сейчас, пожалуй, никого габаритами красноярского моста не удивишь — инженерная мысль ушла далеко вперед, а на тот момент его размеры поражали воображение: длина — 2300 метров, ширина — 23,4 метра, высота 26 метров.

Как было принято тогда, мост строили всем миром. В Красноярск съехались сотни строителей самых разных национальностей со всего Советского Союза. Многие из них после завершения стройки остались жить на берегах Енисея, стали называть себя сибиряками.

— Жили весело, после работы вечерами собирались в клубе, который построил наш мостоотряд, — вспоминает ветеран-строитель Николай Виноградов. — Было всякое, иногда случались и стычки с рабочими судостроительного завода, человек двести собирались, шли стенка на стенку…

Но главным, конечно, был труд. А работали тогда с особым настроем — на рубеже 50-60-х годов советская молодежь была уверена, что ей любые задачи по плечу. В отличие от сталинских строек, это уже был «свободный труд свободно собравшихся людей».

Мост строили кессонным способом: на дно Енисея погружали огромный железобетонный «колокол», а внутри рабочие под давлением 1,8 атмосферы вынимали грунт лопатами и отбойными молотками. Находиться в таких экстремальных условиях разрешалось не более четырех часов. Сейчас при строительстве мостов этот способ уже не используют. Темпы даже по современным меркам были просто невероятными — к зиме 1957-1958 годов строители установили все быки будущего моста. Работы велись одновременно не только на обоих берегах, но и на острове Отдыха. Здесь построили специальную площадку, на которой располагался растворо-бетонный узел.

Не обошлось, увы, и без негатива. Из-за добычи песка в районе Стрелки пришел в аварийное состояние Воскресенский собор — памятник архитектуры XVIII века. Впрочем, тогда, в атеистические времена, на это мало кто обращал внимание.

Сооружение полусводов началось весной 1958 года. Гигантская конструкция, на которой собирался арматурный каркас и опалубка, сверкала огнями сварок и днем и ночью — работы велись круглосуточно. И к середине лета первые два полусвода были готовы. Сделать это было совсем непросто — бурная, своенравная река никак не давала закрепить бетонные конструкции. И тогда инженеры нашли остроумное решение — для транспортировки многотонных конструкция был сооружен специальный понтон с опорами. С помощью лебедок полусвод перемещался на этот понтон и затем буксиром медленно опускался по течению Енисея к месту монтажа. После того как начало было положено, дело пошло. Всего было изготовлено и установлено 20 бетонных арок. Причем каждая весила около 200 тонн. Гораздо проще было установить опоры над Абаканской протокой. Они были много меньше и их транспортировали по льду зимой.

К зиме 1960 года все полусводы были установлены. Этот момент можно назвать началом круглосуточного пешеходного сообщения через Енисей. Понтонный мост еще работал, по нему днем двигались автомобили и общественный транспорт. А вечером, когда его разводили, можно было видеть, как по аркам будущего моста вверх-вниз шагают запоздавшие горожане. Вскоре начался монтаж дорожного полотна. Окончательно все конструкции были собраны к осени 1961 года.

Митинг, посвященный открытию сооружения, состоялся 17 октября. Но после него движение по мосту в течение месяца было ограниченно. Так полагается по технологии. И только после месяца испытаний красноярский коммунальный мост был сдан в эксплуатацию.

Новый мост стал не просто главной транспортной артерией города. Он полностью изменил облик и будущее Красноярска, дав начало формированию двух крупнейших архитектурных ансамблей в городе: левобережной Театральной площади и правобережной Предмостной площади. Проектировщики сумели создать эти ансамбли, сохранив ощущение открытого пространства. С моста и любой точки площадей видны величавые волны могучей реки и неповторимые по красоте склоны Торгашинского хребта.

Кроме всего прочего, мост положил начало строительству уникальных спортивных сооружений на острове Отдыха. Сейчас переправа и обе площади, как и стадионы, — все это воспринимается как единый ансамбль.

По словам профессора архитектуры Александра Слабухи, «красноярский мост выделяется среди других подобных сооружений своей тектонической стройностью. При отдаленном восприятии мы видим легкие конструкции. Но как только оказываемся рядом с мостом, мы ощущаем всю мощь его устоев». А вот в современной, постмодернистской архитектуре нередко отмечается разрыв между функцией и эстетикой…

По мнению специалистов, этот мост как бы соединил не только два берега, но и две эпохи в архитектуре. Спроектированный еще в духе сталинского ампира, он строился уже позднее, на заре эпохи модернизма. Поэтому в нем органично переплелись классика и новые архитектурные идеи. Мост начал эпоху сборного монолитного строительства. Многие идеи проектировщиков красноярского коммунального моста стали использоваться при строительстве других сооружений не только страны, но и планеты. Сегодня коммунальный мост известен далеко за пределами страны еще и потому, что его изображение размещено на десятирублевой купюре, которая, к сожалению, сейчас постепенно выходит из обращения.



Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.



При копировании или цитировании материалов с сайта активная индексируемая ссылка желательна.